Старая Ладога Предлагаем купить диплом специалиста с помощью нашего менеджера.
Альтернативный сайтчитай о Старой Ладоге

 

Альтернативный сайт Старой Ладоги

Приглашаем к сотрудничеству.

ГЛАВНАЯГОСТЕВАЯПОЧТАССЫЛКИ

БИБЛИОГРАФИЯФОТОУЧАСТНИКИАрхив

Т. Н. Джаксон

ЛАДОГА САГ В АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ ОСВЕЩЕНИИ.

 

        В древнескандинавских сагах нередко встречается топоним Aldeigjuborg, который, как правило, отождествляется исследователями с Ладогой (Старой Ладогой). По хронологии, восстанавливаемой для королевских саг, Aldeigjuborg упоминается только при описании событий, относящихся к эпохе викингов (до середины XI в., до отъезда с Руси Харальда Жестокого Правителя).
        Цель настоящей заметки — иллюстративная: я стремлюсь показать, как "работает" археологический материал, будучи привлечен к сопоставительному анализу с таким сложным и порой недостаточно достоверным источником, как саги.
        Присутствие в скальдических стихах (в висе из поэмы Эйольва Дадаскальда Bandadrapa, сочиненной ок. 1010 г.) формы Aldeigja говорит о том, что именно она являлась исходной для этого наименования. Используемый сагами композит Aldeigjuborg построен при помощи географического термина borg ("город, крепость"), служащего преимущественно для оформления древнескандинавской топонимии Западной Европы и не типичного для обозначения городов Древней Руси. Причина такого словообразования кроется в поэтапности освоения скандинавами пути "из варяг в греки": Ладогу, лежащую в самом начале этого пути, варяги освоили, согласно имеющимся археологическим данным, уже во второй половине VIII в., на остальной же части этого пути они археологически прослеживаются только со второй половины IX в. Осевшие в Ладоге скандинавы, составлявшие здесь, "вероятно, сравнительно самостоятельную политическую организацию" (Лебедев 1975. С. 41), создали на местной основе топоним Aldeigja (о его происхождении — ниже), а затем дали городу имя Aldeigjuborg, в соответствии с привычной для себя топонимической моделью X- borg.
        Маршрут из Новгорода в Швецию через Ладогу совершенно естественен, и, видимо, вследствие этого, он крайне редко фиксируется в сагах, отличающихся "необычайной скудостью и часто неточностью" в описании всего пути "из варяг в греки" (Брим 1931. С. 201). Тем не менее, саги иногда говорят о том, что, возвращаясь из Новгорода в Скандинавию, путешественники останавливаются в Ладоге, где садятся на корабли:
        [Норвежские вожди поехали на Русь за юным конунгом Магнусом]; "отправились они летом на восток в Гардарики, пришли осенью в Альдейгьюборг. [...] Был им дан мир для их поездки [в Хольмгард]" (IF, XXVII, 414–415).
        "Магнус, сын Олава, начал после йоля свою поездку с востока из Хольмгарда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг. Стали они снаряжать свои корабли, когда весной сошел лед" (IF, XXVIII, 3).
        "А весной собрался он [Харальд Сигурдарсон] в путь свой из Хольмгарда и отправился весной в Альдейгьюборг, взял себе там корабль и поплыл летом с востока" (IF, XXVIII, 91).
        "Кальв и его люди пробыли в Хольмгарде, пока не прошел йоль. Отправились они тогда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг и приобрели там себе корабли; отправились с востока как только весной сошел лед" (Orkn., 57).
        Е.А.Рыдзевская в докладе о Старой Ладоге, прочитанном в апреле 1941 г., высказала, на основании известий саг, предположение, что суда, ходившие по Балтике и по Волхову, были неоднотипны, а следовательно, в Ладоге должна была существовать "дифференциация ремесленного труда по их снаряжению и ремонту" (Рыдзевская 1945. С. 63). Исследовательница выразила надежду, что "дальнейшие археологические исследования в Старой Ладоге вскроют какие-нибудь следы местного ремесла, остатки мастерских и т.п." (Там же). И действительно, в горизонте Е1 (70–е — 90–е гг. IX в.) "в 1958 г. был раскрыт комплекс, связянный с обработкой железа и бронзы, получивший название кузницы". Работавший здесь мастер среди прочего изготовлял "заклепки, очевидно, для ремонта прибывших сюда северных кораблей" (Давидан 1986. С. 100). Более того, детали кораблей встречаются при раскопках в Старой Ладоге, начиная с самого нижнего горизонта, равно как и железные лодейные заклепки, известные по скандинавским памятникам (Там же. С. 101). Как справедливо подчеркнула Пирио Уйно, на местное кораблестроение и ремонт грузовых судов указывают находки корабельных досок, вторично использовавшихся в качестве лицевых частей мостовых (Uino 1989. P. 217), — находка 1970–х гг. на уровне III строительного горизонта Варяжской улицы (Петренко 1985. С. 112). С кораблестроением, или ремонтом кораблей, был связан и скандинавский производственный комплекс VIII в., открытый в 1973–1975 гг. (Рябинин 1980. С. 174). Итак, как можно видеть, предсказания дальнейших археологических открытий, сделанные на основании саг, сбываются.
        Но есть и пример другого рода: археологический материал служит подтверждением легендарных, на первый взгляд, сведений саг. Так, в "Саге об Олаве Трюггвасоне" (по "Кругу земному") рассказывается о нападении норвежского ярла Эйрика на Ладогу. Исследователями, на основании внутренней хронологии саги и сравнения ее сведений с данными других письменных источников, этот поход ярла Эйрика датируется 997 г. "Ярл Эйрик приплыл осенью назад в Свитьод и оставался там следующую зиму. А весной собрал ярл свое войско и поплыл вскоре в Аустрвег. И когда он пришел в государство конунга Вальдамара, стал он грабить и убивать людей, и жечь повсюду, где он проходил, и опустошил ту землю. Он подошел к Альдейгьюборгу и осаждал его, пока не взял города, убил там много народа, и разрушил и сжег всю крепость, а затем воевал во многих местах в Гардарики" (IF, XXVI, 339).
        Если еще в 1941 г. Е.А.Рыдзевская была вынуждена констатировать, что раскопками "земляного городища в Старой Ладоге никаких следов пожара, которые можно было бы отнести за счет набега 997 г.", обнаружено не было (Рыдзевская 1945. С. 55), то данные, полученные за последние два десятилетия, говорят об обратном.
        Так, раскопками на Варяжской улице (на левом берегу р. Ладожки) установлено, что "все постройки II основного горизонта" и многие из построек III-го "обнаруживают следы гибели в огне". Уточню, что порубочные даты бревен, использованных в постройках III-го горизонта, приходятся на 951–995 гг.; перекрывающий его II основной горизонт тоже сложился в пределах X в. По мнению В.П.Петренко, "одно из этих бедствий связано с набегом норвежского ярла Эйрика" (Петренко 1985. С. 91, 92, 115).
        Та же картина наблюдается и на Земляном городище Ладоги, где "плохо сохранившийся ярус XI" (после 980 г.) "гибнет в пожаре", связываемом исследователями (предложившими новую стратиграфическую колонку Земляного городища Ладоги) "с набегом на Ладогу ярла Эйрика в 997 г." (Мачинский, Кузьмин, Мачинская 1986. С. 166).
        И, наконец, последний пример: археология и топонимика. Исследователи единодушны в признании генетической связи между топонимами Aldeigja и Ладога, но вопрос об их происхождении и взаимозависимости решался в науке по-разному. Основная дискуссия вокруг этого топонима — что первично: название озера, реки или города. К настоящему времени доказано, что сначала возникло название реки, затем города и лишь затем озера. По общему мнению исследователей, название происходит из прибалтийско-финских языков. Скорее всего, исходный гидроним — финск. *Alode-jogi (joki) — "Нижняя река" (Mikkola 1906, Брим 1931, Рыдзевская 1945, Роспонд 1972, Нерознак 1983). По А.И. Попову, последовательность такова: 1) "прибалтийско-финский или саамский оригинал", 2) " русская передача (курсив мой. — Т.Д.) этого названия (Ладога) с последующим переносом на торговый пункт — г. Ладогу", 3) перенос имени города на озеро (Попов 1981. С. 55–56, 90–91). Древнескандинавский топоним Aldeigja (Aldeigjuborg) приводится исслдователями большей частью лишь как параллель к древнерусскому (Попов 1981, Нерознак 1983). Однако, как со всей убедительностью доказал И.Миккола, исходным является сочетание al, а не la в начале слова, ибо только последнее может быть объяснено из первого, но не наоборот (Mikkola 1906). Соответственно, можно утверждать, что из финского названия реки Ладоги (совр.: Ладожки) произошел скандинавский топоним Aldeigja (вероятнее всего, сначала, как имя реки, а затем — поселения), а из него (с метатезой ald > lad) — древнерусское Ладога.
        Возникновение древнерусского названия Ладога не прямо от субстратного *Alode-jogi, а через посредство скандинавского Aldeigja требует своего объяснения. Еще недавно Г.Шрамм мог только предполагать, что если славянское имя произошло от скандинавского, то славянский поток достиг Ладоги десятилетиями позже (Schramm 1986, S. 369). И вновь на помощь пришла археология. Анализ стратиграфии, домостроительства и топографии Ладоги VIII–X вв. показал, что первыми поселенцами в Ладоге в начале 750-х гг., действительно, были выходцы из Северной Европы, а импульс продвижения славян дал себя знать лишь к концу 760-х гг. (Кузьмин 1989; Кузьмин, Мачинская 1989).


Литература

Брим В.А. (1931). Путь из варяг в греки // Изв. АН СССР. VII сер. Отд-ние обществ. наук. 1931. С. 201–247.
Давидан О.И. (1986). Этнокультурные контакты Старой Ладоги VIII-IX веков // АСГЭ. Вып. 27, 1986. С. 99–105.
Кузьмин С.Л. (1989). Малые дома Старой Ладоги VIII-IX вв. (культурная принадлежность домостроительной традиции) // Археология и история Пскова и Псковской земли. Тезисы докладов научно-практической конференции. Псков, 1989. С. 34–35.
Кузьмин С.Л., Мачинская А.Д. (1989). Культурная стратиграфия Ладоги VIII-X вв.// Археология и история Пскова и Псковской земли. Тезисы докладов научно-практической конференции. Псков, 1989. С. 29–30.
Лебедев Г.С. (1975). Путь из варяг в греки // Вестн. ЛГУ. 1975. N 20. История, язык, литература. Вып. 4. С. 37–43.
Мачинский Д.А., Кузьмин С.Л., Мачинская А.Д. (1986). Ранние скандинаво-славянские контакты по материалам Ладоги VIII-Х вв. // Х Всесоюзная конфееренция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии: Тезисы докладов. М., 1986. Ч. 1. С. 164–166.
Нерознак В.П. (1983). Названия древнерусских городов. М., 1983.
Петренко В.П. (1985). Раскоп на Варяжской улице (постройки и планировка) // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. Л., 1985. С. 81–116.
Попов А.И. (1981). Следы времен минувших. Из истории географических названий Ленинградской, Псковской и Новгородской областей. Л., 1981.
Роспонд С. (1972). Структура и стратиграфия древнерусских топонимов // Восточнославянская ономастика. М., 1972. С.
Рыдзевская Е.А. (1945). Сведения о Старой Ладоге в древнесеверной литературе // КСИИМК. М.;Л., 1945. Вып. 11. С. 51–65.
Рябинин Е.А. (1980). Скандинавский производственный комплекс VIII века из Старой Ладоги // Скандинавский сборник. Таллин, 1980. Вып. ХХV. С. 161–177.
IF — Islenzk fornit. Reykjavik.
Mikkola J.J. (1906). Ladoga, Laatokka // Journal de la Societe Finno-ougrienne. 1906. T. XXIII, 23. P. 1-12.
Orkn. s. - Orkneyinga saga / S.Nordal // Skrifter udgivet af Samfund til udgivelse af gammel nordisk litteratur. Kobenhavn, 1913-16. B. XL.
Schramm G. (1986). Sechs waragische Probleme // JfGO. 1986. B. 34. H. 3. S. 363-373.
Uino, Pirio (1989). On the History of Staraja Ladoga //Acta Archaeologica. Vol. 59 - 1988. Kobenhavn, 1989. P. 205-222.


Статья предоставлена Т. Н. Джаксон (Опубликована: "Дивинец Староладожский. Междисциплинарные исследования. СПб., 1997. С. 61-64.")



Hosted by uCoz