Старая Ладога Мы изготовим купить диплом вуза в кратчайшие сроки.
Альтернативный сайтчитай о Старой Ладоге

 

Альтернативный сайт Старой Ладоги

Приглашаем к сотрудничеству.

ГЛАВНАЯГОСТЕВАЯПОЧТАССЫЛКИ

БИБЛИОГРАФИЯФОТОУЧАСТНИКИАрхив

СТАРОЛАДОЖСКИЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК
Первая кольчуга Древней Руси
При раскопках на городище Любша в слоях IX века был обнаружен фрагмент кольчужного плетения – древнейший на территории Руси.
14 марта в 14 часов в Музее археологии (Старая Ладога, ул. Культуры, д. 2) кольчуга после реставрации будет представлена широкой публике.

 

        Кольчуги известны с глубокой древности. Изображения воинов, одетых в длинные кольчатые одеяния встречаются уже в ассирийской иконографии, относящейся к VIII в. до н. э. В дальнейшем кольчуги достаточно широко использовались многими народами с совершенно разными военными традициями, что лишний раз демонстрирует эффективность этого доспеха. В Средней Азии и на Кавказе кольчуги продолжали изготовляться в в XIX – нач. ХХ в. В Древней Руси кольчуги носились воинами вплоть до XVIII столетия. Первоначальный термин – «броня», неоднократно встречающийся в летописях, берестяных грамотах, других источниках – германского происхождения (древневерхненем. «brunja», нем. «brunne»). Это обстоятельство свидетельствует о заимствовании славянами кольчатого доспеха из германской воинской традиции. Это подтверждают и византийские авторы, описывающие славянских воинов VI–VII вв. как легкую пехоту, вооруженную дротиками и щитами, но лишенную защитных доспехов. С развитием воинской организации в древнерусском обществе в среде дружинников и богатых людей кольчуги получают самое широкое распространение. Византийский хронист Лев Диакон, описывая воинов князя Святослава, блокированных армией Иоанна Цимисхия в Доростоле, неоднократно упоминает сверкающие доспехи руссов.
        Вместе с тем, значение кольчатых доспехов для варварского мира эпохи викингов VIII–X вв. не стоит переоценивать. Престижное и дорогое защитное вооружение, подчеркивавшее статус его владельца, было редким и малодоступным. Основная масса воинов была одета в простые кожаные или стеганные рубахи, защитные свойства которых были значительно ниже.
        Сейчас на территории Древней Руси известно около 50 целых кольчуг и чуть более 100 крупных фрагментов кольчужного плетения. Большая часть целых кольчуг датируется X–XI вв. и тяготеет к южнорусским областям.
        Схема кольчужного плетения в разных регионах практически одинакова. В IX–XI вв. для изготовления кольчуг использовалась железная проволока сечением 1,5–2 мм, которую сворачивали в спираль, а потом разрезали на кольца диаметром 7–9 мм и 13–14 мм. Более мелкие кольца шли и на производство бармиц – кольчужных сеток на шлемы. Очевидно, и в средневековье имелось представление о качестве товара. Кольчуга из мелких колечек, обеспечивавших лучшие защитные характеристики доспеха, должна была цениться выше. Большая часть разрезанных колец в дальнейшем сваривалась, а часть колечек оставлялась для собственно плетения. Четыре сварных кольца соединялись посредине одним несварным, которое затем склепывалось миниатюрным штифтом.
        Как видно, работа несложная, но кропотливая и долгая. Достаточно сказать, что на производство одной кольчуги IX–X вв., весившей 5,5–6 кг, уходило не менее 600 м железной проволоки, из которой делалось в среднем 20000–40000 колечек. Разница в их количестве объясняется неунифицированным характером раннесредневекового производства – можно не сомневаться, что подавляющее число древнерусских кольчуг этого времени (если не все) делалось на заказ. При этом их покрой в IX–XI вв. оставался достаточно простым: длина 60–70 см, ширина в поясе 50 см, длина рукавов 25 см. Кольчуги эпохи викингов представляли собой обычные рубахи с короткими рукавами и подолом, разрез ворота часто был смещен набок.
        Ранние кольчуги не имели деталей, появляющихся в более позднее время (в Зап. Европе начиная со 2 пол. XI в., а на Руси, видимо, с XIII столетия) – длинных рукавов, большого запаха ворота, стоячих воротников, удлиненного и расширенного подола, часто разрезного и т. д. Следует отметить, что эти нововведения изрядно утяжелили вес доспеха, который мог колебаться в пределах 10–17 кг (не считая «нагавиц» – кольчужных чулков, появляющихся на Руси во 2 пол. XII в.) Можно говорить о сложившимся городском кольчужном производстве, когда разные мастера выполняли разные технологические операции, что приводило к ускорению процесса изготовления кольчуг.
        В XIII столетии кольчуга-броня начинает плавно эволюционировать. Ее постепенно вытесняет кольчуга-«панцирь» – доспех из сплошь кованых плоских колец. Подобная инновация позволила увеличить защитное поле в 1,5–2 раза без принципиального утяжеления доспеха. Но уже в домонгольское время кольчатые доспехи были не единственным типом защитного вооружения, бытовавшего на Руси. Общеевропейская тенденция к утяжелению доспехов привела к появлению самых разных вариантов пластинчатых лат (бригандин, бахтерцов и т. д.) уже с XIII столетия.
        Находки кольчуг при археологических раскопках памятников Древней Руси – сравнительная редкость. Тем более ценной оказалась находка относительно крупного фрагмента кольчужного плетения, сделанная на городище Любша, расположенном на правом берегу Волхова в 2 км ниже по течению от Ладоги. Это поселение, ранние слои которого, по всей видимости, синхронны горизонтам Е3–Е2 Земляного городища (2 пол. VIII – 1 пол. IX в.). Любша к тому моменту, в отличие от Ладоги, имела как неукрепленную часть поселения (посад), так и мысовую зону, огороженную земляным валом с использованием кладки и облицовки из плитняка, уникальной для памятников Северо-Запада 2 пол. I тыс. н. э.
        Небольшой обрывок кольчужного плетения, найденный на Любше, представляет собой фрагмент защитного доспеха, сделанный в «комбинированной» технике – из клепанных и неклепанных колечек, диаметром ок. 10 мм. Он мог быть и частью плетения собственного кольчуги и деталью бармицы. Извлеченная из культурного слоя археологами кольчужная ткань представляла собой комок спекшихся и проржавевших колечек; в дальнейшем она была расчищена и отреставрирована в реставрационных мастерских Государственного Эрмитажа реставратором С. Буршневой.
        Многочисленные находки оружия на площадке Любшанского городища, как будто свидетельствуют об известной военной активности в сер. IX столетия, в орбиту которой оказались вовлеченными обитатели поселения. Характер этих, неизвестных нам по письменным источникам событий, особенно рельефно подчеркивают массовые находки на Любше железных наконечников стрел, многие из которых были зафиксированы в теле вала, причем как с напольной стороны, так и с внутренней. Такая топография находок заставляет предполагать штурм и захват Любшанского городища нескольким десятилетиями раньше появления в Ладоге князя Рюрика. Это наблюдение подтверждается и анализом материалов Земляного городища в Старой Ладоге, синхронные слои которого дают схожую картину. Итак, можно связать обрывок кольчужного плетения с Любши с военными действиями, происходившими в долине Волхова – на периферии единого Балтийского культурного пространства Эпохи викингов. Именно с викингской активностью, противостоянием шведских и датских торговых центров ученые и склонны связывать военные столкновения сер. IX в. в северных морях, затронувшие и Поволховье. Тем любопытней оказывается обрывок любшанской кольчуги – этот артефакт совершенно определенным образом вписанный в важные события, непосредственно предшествовавшие началу государственного строительства Руси.
       


Информацию предоставил А. А. Селин.



Hosted by uCoz