Альтернативный сайтчитай о Старой Ладоге

 

Альтернативный сайт Старой Ладоги

Приглашаем к сотрудничеству.

ГЛАВНАЯГОСТЕВАЯПОЧТАССЫЛКИ

БИБЛИОГРАФИЯФОТОУЧАСТНИКИАрхив
 

рыбу к царскому столу, - вели себя в городе и в ближайшей округе как на завоеванной территории - жгли дома для того, чтобы обогреться, грабили и убивали жителей. "А которые, господине, дворцы сожжены у нас на посаде, и ти праветчики стояли на посаде, и велили казаком ти дворцы дворцы возити на дрова, да стояла, господине, государьская обиходная рыба на леду, и ту государьскую обиходную рыбу рыбные казаки стерегли день и ночь беспрестанно с огнещи, и ти дворцы рыбные казаки возили на дрова да жгли" .
1570-е годы, как явствует из многочисленных описаний Северо-Запада России - это эпоха повсеместного и тотального разорения. В это время происходит общее нарушение хозяйственного уклада на этой территории. Однако особо трагический этап наступает здесь после занятия шведскими войсками генерала Понтуса Делагарди Нарвы/Ругодива, Ивангорода, Яма, Копорья. (рис. 10).
Именно с этого времени, когда городу начинает угрожать непосредственная опасность, нам становится известно о ладожских воеводах. Первый из них - князь Григорий Конкординов - упомянут в 1580 году. А одному из его преемников, князю Семену Михайловичу Лобанову-Ростовскому, в 1582 г. пришлось выдержать осаду от шведских войск. В это время, на излете Ливонской войны, шведские войска подступают к Орешку и Ладоге, только осенняя дорожная грязь не дает им дойти до Новгорода.
Победное шествие шведов по разоренной стране было остановлено под стенами Ладожской крепости. Но это не могло самым печальным образом не сказаться на судьбе ближайшей округи города. В 1582 году посланные в Новгородские пятины писцы не могли подойти к Ладожской крепости: "Да в Воцкой же пятине Ноугородцкого, да Ореховского, да Ладожского уезда Елизарей Старого да подьячей Семейка Киселев не дописали для войны Немецких людей 13 погостов, как стояли под Орешком и под Ладогою немецкие люди" .
Но через год умер Иван Грозный, закончились войны и со Швецией, и с Польшей. Домой, в свои поместья, стали возвращаться служилые люди. По итогам войны значительные территории, было занятые московскими войсками в 1550-70-х годах, отходили Швеции и Польше. Ранее в Ливонии (вплоть до "Апселя" - Хаапсалу), в Полоцком уезде, в некоторых других "новозавоеванных" землях, поместья получали младшие братья новгородских помещиков. Теперь им нужно было возвращаться в родные гнезда. Эти люди большую часть жизни провели в военных походах - ходили под Кесь (Венден), Коловерь (Лоден), осаждали Пайду (Вейсенштейн). Вернувшись из походов, поверстанные заново в Новгороде, эти люди образовали новую категорию помещиков - "новые помещики немецких городов". Находки в Ладоге большого числа западноевропейских вещей связаны с приходом из Ливонии ветеранов походов Ивана Грозного.


Перед Смутой: Годуновы


После окончания Ливонской войны и последовавшей за ней смертью Ивана IV, перед Московским государством стояла важнейшая сверхзадача: отказаться от наследия опричнины, приведшей страну на грань разрушения и гибели. Парадокс заключался в том, что такую политику нужно было проводить силами тех людей, которые так или иначе имели к опричнине отношение. Однако правитель, а потом и царь, Борис Федорович Годунов, смог отказаться от управления страной опричными методами. Основная тенденция его правления - конструктивность, почти прагматичность политики. Страна вздохнула свободно.

 
Hosted by uCoz