Михаил Ирвин, Андрей Островский, Владимир Исаков.

Ладога. Писательские раздумья



— Анатолий Свинцов.
В первый же день Свинцов встретился мне в покрытом гранитными плитами и заросшем сиренью монастырском дворе. Он оказался совершенно беловолосым, худощавым, жилистым человеком лет тридцати.
— Анатолий Михайлович . . .
— Анатолий . . .
— Толя . . .
Со всех сторон Свинцову что-то кричали. Всем он был нужен. Все тянули его в разные стороны. Свинцов в пять минут обошел двор, со всеми постоял, пошутил, поговорил и подошел ко мне:
— Что, собор хотите посмотреть?
Гигантский монастырский собор, нависавший над всем двором, был, по-видимому, самым заманчивым для приезжего народа, но в то же время самым труднодоступным местом на острове. На дверях собора висел огромный замок, а ключ хранился у председателя островного Совета Александры Ивановны Садковой.
— Сейчас мы это организуем . . .
Мы открыли скрипучую дверь и шагнули через порог. Внутри, в прохладной полутьме, шумно летали голуби. У стен стоял дворницкий инструмент — лопаты и метлы.
— На моей памяти,— заметил Свинцов,— тут все еще было в целости. Вот приезжали реставраторы из Эрмитажа— они говорят, что таких росписей вообще нигде нет. Много я сюда разного народу переводил. И художников, и так . . . Все ахали, охали. Тут вроде бы чуть л» не сам Репин принимал участие в росписях.
Свинцов потрогал массивные колонны, посмотрел по сторонам, вверх. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Hosted by uCoz