Михаил Ирвин, Андрей Островский, Владимир Исаков.

Ладога. Писательские раздумья



Хорошо чувствуют себя на островах завезенные сюда в разное время липы, ясень, ильм, клен, вяз, серебристый тополь . . . Более шестидесяти пород различных деревьев были акклиматизированы здесь и дожили до наших дней.
Можно сказать, что весь Валаам — это ботанический сад, бесценный памятник садового и паркового искусства на севере.
Однако состояние садов и парков Валаама вызывает все большую тревогу. И дело вовсе не в том, что многие посадки на островах имеют весьма солидный возраст — скажем, здесь сохранились яблони, живущие уже по сто — сто с лишним лет. (Кстати, до недавнего времени такие яблони все еще плодоносили.) Дело в отсутствии ухода за этими уникальными памятниками природы и,в отсутствии их элементарной охраны. Так, сады и аллеи сильно повреждены лосями. В связи с заброшенностью мелиоративной сети — старинных оросительных канав — ощутимо поднялся уровень грунтовых вод, в некоторых местах (например, в районе игуменского кладбища) началось усыхание дуба, кедра, лиственницы. Наконец, огромное количество туристов, которые также вытаптывают почвы, а подчас и портят деревья.
В числе мер, необходимых для восстановления садов и парков Валаама, нужно назвать в первую очередь устранение как раз этих неблагоприятных факторов. Валааму чрезвычайно необходим хотя бы один квалифицированный энтузиаст-садовник. Ну, и конечно, необходимы изучение посадок, организация питомника, всяческая помощь по уходу за этим огромным зеленым хозяйством. Нельзя примириться с мыслью, что множество растущих на Валааме акклиматизированных деревьев и кустарников в результате человеческого небрежения могут быть утрачены. Наилучшее решение проблемы видится в создании на островах (в составе музея-заповедника) научной ботанической станции, занимающейся вопросами продвижения растений на север. В этом отношении Валааму, несомненно, еще предстоит сказать свое слово.
Валаам ждет . . .
С высокого, поросшего соснами валаамского берега Ладога открывается взгляду во всей эпической красоте. Безбрежная даль, острова, выплывающие из-за горизонта многопалубные белые теплоходы. Ни один теплоход в этих местах не проходит мимо знаменитого острова. Все они идут на Валаам. Кажется, весь остров очарован и замер в безмолвном ожидании. Это состояние валаамской природы точно передал Рерих в своем суровом пейзаже «Вечное ожидание».
В разное время люди здесь ждали разного. Давайте попробуем понять — в ожидании чего сегодня смотрит в Ладогу Валаам?
Главная проблема острова — несомненно, огромный, не иссякающий в течение всего лета поток экскурсантов. Вот и сейчас у пристани в Большой Никоновской бухте, борт к борту, стоят пять многопалубных теплоходов. Это примерно полторы тысячи человек. Бесконечным потоком они поднимаются по выбитому до безжизненности склону» разделяются на множество групп и вслед за экскурсоводами устремляются по такому же выбитому пешеходному кольцу. Обойдя ближайшую часть острова, они возвращаются к пристани, до вечера скучают в ожидании отхода, затем поднимаются на палубу и плывут дальше. На мысленной карте путешествий поставлена некая галочка: были, видели, знаем . . .
Увы, увидеть и узнать Валаам в результате подобной экскурсии практически невозможно. Хотя бы потому, что он — слишком велик. Но дело даже и не в этом, а в чем-то совсем другом . . . Зададимся простым вопросом: для чего вообще мы ездим в такие места, как Валаам?
Если отбросить различные второстепенные объяснения вроде моды, жажды объехать все, что пользуется известностью и т. д., то главным для абсолютного большинства является естественное стремление побыть среди живописной природы, не спеша побродить по острову, запечатлеть в душе суровый и величественный образ севера. Возможно ли все это на бегу, впопыхах, в толпе спешащих людей? Душа — дело тонкое, она не терпит суеты. -Ничьи, самые лучшие объяснения не заменят одного, глубоко личного впечатления. Но увы — конвейер спешит. Лавина всевозможных сведений обрушивается на ошеломленного посетителя, и часто он даже не замечает, как вместо подлинных впечатлений получает дешевенький суррогат. Происходит профанация подобного рода Поездок. То, к чему человек стремился, куда ехал за тридевять земель, не приносит ему настоящего духовного и эстетического удовлетворения.
Картина, нарисованная выше, характерна для острова на протяжении вот уже полутора десятков лет. Обеспокоенная вытаптыванием уникальных ландшафтов, запущенностью исторических и архитектурных памятников, общественность справедливо забила тревогу о судьбе Валаама. Вот почему Совет Министров РСФСР принял уже упоминавшееся постановление «О мерах по сохранению и использованию памятников истории и культуры и природного ландшафта Валаамских островов в Карельской АССР».
Итак, после принятия постановления прошло несколько лет, Срок, слишком небольшой для каких-то значительных успехов, скажем, в реставрации памятников. Но вполне достаточный для того, чтобы осмыслить новое положение Валаама, определить пути решения наиболее неотложных задач. Во всех этих отношениях постановление предоставляет самый широкий простор. Судьба Валаама практически решается на месте. Решается на многие годы вперед. Что же следует понимать под охраной и рациональным использованием его богатств? ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Hosted by uCoz