Михаил Ирвин, Андрей Островский, Владимир Исаков.

Ладога. Писательские раздумья



Есть на Валааме места, удивительные среди окрестных лесов и скал. Когда идешь из Красного скита на центральную усадьбу или с центральной усадьбы на игуменское кладбище, перед глазами неожиданно открываются тихие сельские пейзажи. То луг с копной сена. То старинная ферма. То поле на склоне холма.
Внимательный взгляд повсюду обнаружит тут приметы длительного упорного труда. Выложенные из валунов каналы и пруды. Сложную сеть оросительных канав, прорытых по всему острову. С толком, с любовью устроенные мосты и дороги.
Но, пожалуй, более всего поражают на островах сады и аллеи. Первыми садами на Валааме были, очевидно, наиболее старые сады в районе центральной усадьбы — так называемые Нижний, Средний и Аптекарский. О них было известно уже в начале XIX века. Закладке каждого из этих садов предшествовала невиданная работа — с материка в мешках тысячи богомольцев возили на Валаам землю. На отведенных участках вырубались кустарники, разбрасывался хворост, рассыпались зола, щебень и, наконец, сверху все покрывалось плодородной землей. Так на скалах вручную создавался слой почвы — от полуметра до двух метров толщиной. В сады и на поля были проведены (местами пробиты сквозь камень) оросительные канавы — по ним полилась вода теплых внутренних озер. Весь этот гигантский замысел венчали многочисленные посадки — овощей, ягод, лекарственных трав, кустарников, плодовых и декоративных деревьев.
Благодаря особому климату (достаточно сказать, что если на материке безморозный период длится 120, то здесь—150 дней), благодаря искусству садовников и тщательному уходу за каждым привезенным растением на острове вскоре стали плодоносить сотни яблонь различных сортов, груша, вишня, крыжовник, малина, смородина и многое другое. Интересно, что валаамские сады уже при закладке задумывались различными по рельефу, микроклимату, сортам деревьев и кустарников. Скажем, один сад устраивался на южном, другой — на северном склоне. Был заложен питомник, где выращивались саженцы. В Аптекарском саду широко культивировались лекарственные травы. В целом различных плодов собиралось столько, что значительная часть их распродавалась жителям побережья.
Можно представить, каким событием в этих местах были первые урожаи валаамских садов. Жители материка толпами ездили посмотреть небывалое на севере диво. Не только им, но и нам, привыкшим уже ко всему, сады в этих широтах кажутся чудом.
Вероятно, почти одновременно с этими садами центральной усадьбы был посажен замечательный сад в Белом скиту. На южном склоне холма, под защитой скитской ограды, поднялись сто пятьдесят деревьев японской вишни. Здесь же, вокруг скита, на небольшой площади примерно в один гектар был разбит огород с грядками помидоров, кабачков, моркови, капусты, картошки. В дальнейшем, по мере строительства скитов, сады и огороды появились и на многих других островах.
Каждого, кто приезжает на архипелаг в Ладоге, поражает еще одно удивительное явление. Это бесконечные величественные аллеи Валаама. Пожалуй, из всего созданного здесь человеком они производят наиболее сильное впечатление. Десятки видов деревьев и кустарников, не встречающихся на Европейском Севере, но акклиматизированных и прижившихся в здешнем климате, составляют красу и гордость острова.
Высокими, стройными колоннами стоят вдоль многих дорог, будто превращая их в гигантские зеленые коридоры, величественные сибирские пихты. Пихтовые аллеи, в которых всегда царит своеобразный душистый аромат, видно, пользовались здесь особой любовью. Такие аллеи идут, например, от Красного к Желтому скиту, от центральной усадьбы к игуменскому кладбищу. Длина последней аллеи — более трехсот метров. Толщина деревьев— свыше тридцати сантиметров. Возраст их — около ста лет. Одна из пихтовых аллей популярна настолько, что имеет свое имя: Аллея одинокого монаха. Она находится в окрестностях центральной усадьбы, возле Аптекарского сада. Аллея эта так узка, что два встречных путника не смогут в ней разойтись. Впрочем, заросшая тропинка, чуть заметная здесь, никуда и не ведет. Эта аллея служила местом уединенных прогулок и размышлений.
Не меньшее, а может быть, даже большее впечатление производят валаамские лиственничные аллеи. Самая могучая ведет к игуменскому кладбищу. Она состоит из сибирских лиственниц высотой в тридцать метров и толщиной до девяноста сантиметров. Но самые громадные лиственницы, толщиной до полутора метров, раскинулись у Коневских озер. Они стоят над водой небольшой живописной рощей. Необычно красивы эти деревья на фоне темных лесов — своим силуэтом и мягкой светло-зеленой кроной.
На берегу Монастырской бухты, у главного причала Валаама, внимание привлекает кедровая, или сибирская, сосна. Возраст ее более двухсот лет. Это не единственное кедровое дерево на Валааме. Всего на острове был акклиматизирован сто один сибирский кедр. В виде небольших рощ они растут у Белого скита и на игуменском кладбище, а в виде отдельных деревьев — в районе центральной усадьбы и Коневского скита. Сибирские кедры прекрасно плодоносят, и сейчас на острове довольно большое количество молодых деревьев, появившихся в результате самосева.
Из других хвойных на Валааме хорошо прижились туя, голубая ель . . .
На островах акклиматизировались также многие лиственные, гораздо более теплолюбивые культуры. Давней славой пользуются, например, знаменитые валаамские дубы. Тремя тенистыми аллеями они идут почти по всему Скитскому острову, а у ворот Белого скита образуют довольно большую рощу. В этой роще свыше двухсот дубов. Многие из них, как считают, посажены еще в XVIII веке. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Hosted by uCoz