Михаил Ирвин, Андрей Островский, Владимир Исаков.

Ладога. Писательские раздумья



Необозримое царство водорослей разложено систематиками по десяти полочкам-отделам. Сине-зеленым отведена полочка номер один. Считается, что на ней от полутора до двух тысяч видов. Какие чувства испытывает молодой ученый, решивший посвятить свою жизнь сине-зеленым, перед тем, как погрузиться в этот океан!
Сине-зеленые поражают воображение специалистов — что уж говорить о непосвященных. Поражает прежде всего их долговечность. В сравнении с этими одноклеточными созданиями динозавры, исчезнувшие с лица планеты семьдесят миллионов лет назад, кажутся нашими современниками. В Южной Африке, в архейских породах, обнаружены самые древние из всех известных науке организмов. Этим шаровидным тельцам, различимым лишь в микроскоп, три миллиарда и двести миллионов лет, и они, по размерам и строению, ни дать ни взять сине-зеленые водоросли. Одни лишь только бактерии могут считаться ровесниками сине-зеленых. Полагают, что первая страница жизни на нашей планете открыта этими двумя группами организмов. Сине-зеленые, уж во всяком случае, родоначальники всех растений Земли — и тех, что живут в океане, и тех, что заселили сушу. Обретя хлорофилл, сине-зеленые обогатили атмосферу планеты первыми порциями кислорода.
Не менее удивительно то, что сине-зеленых вовсе не коснулась или едва коснулась эволюция. Невообразимая их древность подтверждается простотой их организации, У них нет даже клеточного ядра. Опять-таки, вместе с бактериями, они объединены наукой в группу под названием прокариоты — доядерные, в отличие от всех остальных растений и животных, которые именуются эукариотами — истинно ядерными.
Просто устроенное, примитивное бывает долговечно и неприхотливо. Сине-зеленые обитают всюду и способны выносить бог ведает что. Один исследователь сказал, что они «встречаются во всевозможных и почти невозможных для существования местообитаниях, по всем континентам и водоемам Земли». От океана до лужицы на дороге и до горных вершин, покрытых круглый год льдом и снегом. В камчатских гейзерах, где температура воды доходит до плюс семидесяти пяти градусов, обнаружено двадцать восемь видов сине-зеленых. Живут они и в горячей загрязненной воде, сбрасываемой фабриками и заводами. И другая крайность. Среди водорослей, вызывающих цветение снега в горах, десять видов сине-зеленых. Как и миллиарды лет назад, когда жизнь на планете только зарождалась, они и ныне приходят первыми. В 1883 году на маленьком островке Кракатау, между Явой и Суматрой, произошло исключительной силы извержение вулкана. Через три года на вулканическом пепле появились первые поселенцы — сине-зеленые водоросли. Они же первыми обосновались на острове, вытолкнутом подводным землетрясением со дна океана близ Исландии в 1963 году.
Сине-зеленые есть и среди сверлящих водорослей. Поселяясь на известковых скалах, водоросли внедряются внутрь, разъедая известь органическими кислотами.
Не только споры, но и само растеньице, клетка, высушенное, может сохранять жизнеспособность очень долго. В одном гербарии удалось оживить экземпляр сине-зеленой водоросли, пролежавшей сто семь лет.
В последние десятилетия стало известно, что сине-зеленые водоросли могут обитать и в атомных реакторах.
О Ладоге поразительно мало знали даже в середине прошлого века, через полтора столетия после основания Петербурга. Великий город, с невиданной для Европы быстротой разросшийся на берегах Невы, затмил своей славой озеро, которое меж тем, в буквальном смысле слова, было для него поильцем и кормильцем. Ладога поила город пресной водой наивысшего качества, мягкой, вкусной, прозрачной, кормила отменной рыбой — осетром, лососем, тайменем, палией, сигами. Петербуржцы, к примеру, знали, что октябрь — самое дешевое время на сигов, ибо в эту пору сиг лудога ловился в наибольшем количестве на песчаных прибрежьях северо-восточной части озера.
Еще напомнить следует, что озеро, с Невою вкупе, долгое время было чуть не единственной дорогой, связывающей столицу со всем государством. Тысячи и тысячи деревянных барок везли в Петербург все, что требовалось царскому двору, знати, да и просто городским обывателям, и все, что шло на внешний рынок. После разгрузки суда отдавали на слом, для чего их загоняли в речку Карповку, разделяющую два острова невской дельты — Аптекарский и Петровский. Жители столицы тут же и раскупали корабельный лес для построек, а то и на дрова. В том месте, где шел бойкий торг, ушлый мужик открыл где-то в конце XVIII века кабак «Барка». От кабака — название улицы, Барочная, сохранившееся доныне.
Даже после того, как пошли в 1851 году из Петербурга в Москву поезда, наибольшее количество грузов порядочное время продолжало прибывать в столицу по воде. За 1865 год, например, по Ладоге и Неве прошло восемнадцать тысяч судов.
Петербуржцы были убеждены, что плавание по Ладоге опасно для любого судна; знали, что немало людей гибнет в холодных глубинах озера.
В Публичной библиотеке я напал на книгу, изданную в Петербурге в 1875 году. Автор ее — полковник корпуса флотских штурманов А. П. Андреев. Назначенный начальником гидрографических работ по исследованию Ладожского бассейна, он возглавил экспедицию, проведшую на озере десять лет—с 1857 по 1867 год. Экспедиция была хорошо оснащена, имела в своем распоряжении колесный пароход, две железные баржи и десять весельных катеров. В результате появилась первая достоверная карта Ладожского озера, составленная Андреевым, и им же написанная лоция для судоводителей. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Hosted by uCoz