Юрий Сяков

Тайны Старой Ладоги



12 сентября 1612 года в Гостынском замке Варшавы по приказу польского короля Сигизмунда III стражники умертвили бывшего московского царя Василия Шуйского. Через пять дней неожиданная смерть постигла его брата князя Дмитрия Шуйского. Он тоже томился в плену и содержался в этой же цитадели. Младшего из трех братьев, Ивана Шуйского, поляки пощадили. Но ему была уготована судьба тайного узника, который должен был забыть свое подлинное имя и княжеский титул. Отныне он стал Иваном Левиным.
Польский король старался скрыть расправу над царской семьей, но слухи о преступлении быстро достигли России. Нельзя сказать, что они сыграли какую-то роль в борьбе с польскими захватчиками, но лишний раз подтвердили серьезность намерений Сигизмунда III через сына Владислава или самому захватить престол в Москве, присоединить Россию к своей короне. Не случайно, далеко не случайно за десять лет до этих событий в пределах Речи Посполитой объявился самозванец, который называл себя именем младшего сына Ивана Грозного Дмитрием. Династические проблемы, появление среди народа «доброго царя» и «законного» наследника положили начало многолетней гражданской войне в России, которая вошла в отечественную историю под названием Смутного времени.
После смерти Ивана Грозного при его безвольном сыне царе Федоре фактическим правителем России стал Борис Годунов. Он был заинтересован в гибели последнего законного наследника престола из династии Рюриковичей царевича Дмитрия, который жил с матерью в Угличе. 15 мая 1591 года ребенок неожиданно погиб. Согласно официальной версии он нечаянно нанес себе ножом рану, которая оказалась смертельной. Уже тогда по городам и весям поползли слухи, что Дмитрий был зарезан по приказу подосланными правителем людьми. Эта смерть расчищала ему дорогу к трону.
Выбранный Земским собором царь Борис Годунов царствовал недолго. 13 апреля 1605 года он неожиданно скончался от апоплексического удара. Хотя среди бояр и дворян ходили упорные слухи, что Бориса Годунова отравили во время званого обеда во дворце. Еще меньше, чем отец, находился у власти его сын царь Федор Борисович. Он был низложен восставшим народом, а затем тайком умерщвлен боярами — сторонниками Лжедмитрия I.
Царский трон занял самозванец, который в своем стремлении к власти опирался на польские вооруженные отряды и казаков. За спиной Лжедмитрия стояли католические священники, которые попирали православные законы и обычаи русской старины. Бояре, сначала принявшие сторону самозванца, видели, что в русском обществе нарастает недовольство иноземными порядками. Они затеяли заговор и сумели поднять восстание в Москве против Лжедмитрия и его польских покровителей. Во время резни на улицах столицы самозванец был убит. Бояре предали Лжедмитрия неслыханному поруганию. Его нагое тело выволокли из Кремля и бросили в грязь посреди рынка, хлестали кнутом, а затем сожгли.
И вновь Россия осталась без царя. Сторонники князя Василия Шуйского собрались на княжеском дворе и после недолгого совещания без созыва Земского собора объявили о его избрании на трон. Так в Москве появился новый царь. Избиение «латинян» во время восстания дало формальный повод королю Речи Посполитой Сигизмунду III начать интервенцию против России, осадить Смоленск. Чтобы противостоять польскому нашествию, силам нового самозванца — тоже ставленника Речи Посполитой и местного боярства— Лжедмитрия II, прозванного «тушинским вором», Василий Шуйский решает заключить договор со шведским королем Карлом IX. Северный сосед давно предлагал военную помощь. Это был лишь предлог для вмешательства в дела русского государства, чтобы сделать выгодные для себя территориальные приобретения. Карла IX интересовали крепость Корела с уездом, Гдов, Порхов, Ладога, Орешек. Василий Шуйский направил в Новгород своего молодого племянника Михаила Шуйского-Скопина.
28 февраля 1609 года был подписан текст соглашения, по которому шведская сторона обещала дать войска московскому царю для борьбы с поляками и самозванцами. Василий Шуйский рассчитывал на помощь хорошо обученной и закаленной в боях шведской армии. Но вместо этого в Россию прибыла толпа вооруженных негодяев, которых шведский король специально набрал на задворках Европы. Это были немцы, французы, англичане, шотландцы, вояки из Нидерландов. Во главе воинства встал молодой, но опытный генерал Якоб Делагарди. Он участвовал в боях с испанцами за свободу молодой Голландской республики, считал себя учеником и сподвижником великого полководца Морица Нассавского.
10 мая 1609 года двадцатитрехлетний Михаил Шуйский-Скопин вышел из Новгорода с армией, в которой насчитывалось до 3 тысяч русских воинов и 5 тысяч наемников. Под Тверью Скопин разгромил войска «тушинского вора». Наемники не хотели идти в глубь страны. Они подняли бунт, требуя выплаты жалованья. Многие из них покинули войсками устремились обратно к границе. На пути ландскнехты творили грабежи и насилия. В армии Михаила Скопина осталось только 300 шведов во главе со своим генералом. Скоро их ряды пополнились. Общее число наемников составило 1000 человек. Но к Скопину уже спешили ратники из Смоленска и Ярославля, Костромы и других русских городов. Численность полков молодого русского полководца возросла до 15 тысяч человек. В марте 1610 года он торжественно вступил в Москву. Население встретило Михаила Скопина как национального героя и освободителя. Популярность его была настолько велика, что вызывала зависть у царских воевод. Дворяне не верили неудачливому царю Василию Шуйскому и больше смотрели в сторону его племянника, видя в нем будущего царя. Это и погубило Михаила Скопина. На пиру в доме князя Воротынского, выпив кубок, молодой герой почувствовал себя дурно. У него из носа хлынула кровь. Две недели больной метался в бреду и вскоре скончался. Москва оцепенела от ужаса. В народе ходили упорные слухи, что Михаила Шуйского-Скопина отравили. Указывали конкретно на виновницу трагедии Екатерину Скуратову-Шуйскую. Смерть Скопина роковым образом сказалась на положении в армии и в стране, в конечном счете привела к трагическим событиям, которые развернулись на Северо-Западе.
У села Клушино русская и шведская армии были разбиты войсками польского гетмана Жолкевского. Якоб Делагарди захватил войсковую казну и увел остатки своих головорезов под Новгород. С этого момента и началась шведская оккупация северных территорий.
В Москве бояре низложили Василия Шуйского и заточили его в монастырь. Начался период, который известен в истории России под названием Семибоярщина. Шведский король Карл IX решил воспользоваться смутой в Московском государстве и завоевать Новгород. Он дал прямые указания Якобу Делагарди занять крепости на Северо-Западе. 15 августа 1610 года наемники захватили и разграбили древнюю Ладогу. Это сделал отряд французских мушкетеров под командованием Петра Делавиля де Домбаля. История эта описана в нескольких русских и зарубежных источниках. Французы взяли крепость хитростью. Они убедили русских ратников, что по приказу своего генерала пришли к ним на помощь, чтобы усилить гарнизон. Русские открыли ворота крепости. Французы захватили арсенал, боевые башни, разоружили и выгнали ладожан за ворота крепости. В это время Делагарди начал осаду крепости Корела.
Ладожане сообщили о случившемся в Новгород. Местные воеводы обратились к Делавилю с требованием по-хорошему вернуть крепость. Но тот отказался. Началось семимесячное «сидение» французов в Ладоге.
Новгородцы решили отбить крепость. Они послали войско во главе с князем Иваном Мещерским. Оно так и не дошло до стен древней Ладоги. Боярин Иван Салтыков, который проводил в Новгороде пропольскую политику, незадолго до своей смерти так писал о причинах неудачного похода: «Да послан был в Ладогу, до моего приезда в Новгород князь Иван Мещерский с ратными людьми, и ратные, государь, люди которые были с ним, от него в бедности разошлись». Плохо вооруженное, наспех собранное войско само по себе разбрелось в поисках пропитания. Князь Мещерский с горсткой людей бесславно вернулся в Новгород.
Вторая попытка была предпринята осенью 1610 года. Русские ратники численностью от 700 до 800 человек под командованием князя Григория Волконского пытались окружить крепость и взять французских мушкетеров измором. Но пятьдесят хорошо вооруженных французских всадников и тридцать пехотинцев с пушкой неожиданно атаковали лагерь новгородцев. Русские сожгли лагерь и бежали.
Неудачей закончилась попытка овладеть крепостью отряда в 500 человек под командованием князя Ивана Можайского. Делавиль атаковал русских кавалерией в 100 сабель, поддержав ее сильным артиллерийским огнем. Профессиональные наемники вновь разогнали необученных мужиков из деревень.
Тогда более серьезно и более основательно взялся за дело князь Григорий Волконский. Наученный горьким опытом, он собрал отряд в 2000 человек. Русские ратники заняли Николо-Медведский монастырь в устье Волхова, чтобы лишить возможности французов получить подкрепление по реке. Другая часть войска расположилась в древнем Гостином Поле южнее Ладоги. Более 100 французских мушкетеров во главе с братом Петра Делавиля Яковом отправились на разведку и, ничего не подозревая, въехали прямо в центр главных сил князя Волконского. Часть захватчиков была перебита, 64 человека, их командир Яков Делавиль, несколько ротмистров, поручиков и прапорщиков вместе с трубачом были взяты в плен. В Ладожской крепости, как писал в своих воспоминаниях Петр Делавиль, «осталось тридцать господ, да тридцать слуг, большей частью без оружия». ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
Hosted by uCoz