Юрий Сяков

Тайны Старой Ладоги



Археолог С. Кузьмин провел исследование судьбы деревень в начале Волховских порогов. На карте хорошо видно, что в середине XVI века деревни Михайловского, Городенского и Ильинского погостов Порожской волости по обоим берегам Волхова в пределах современных города Волхова и Волховского района населены довольно густо. Река давала рыбу и заработок жителям местных деревень. По ее берегам были удобные для сельского хозяйства земли. Спустя двадцать лет картина оказалась иной. Все деревни по правому берегу реки за исключением села У Петра и Павла на Пороге и Стуглево были разорены опричниками, обезлюдели. На карте это хорошо видно.
В Порожской волости только деревни Фоминское и Подребье были разорены в ходе Ливонской войны. Остальные оказались более жизнеспособными под рукой батюшки царя и его опричников.
И хотя многие деревни на Волховских порогах впервые упоминаются в писцовых книгах Водской и Обонежской пятин, они, безусловно, имеют более древние корни. Свидетельством тому может служить деревня Дубовик (Новые Дубовики). Здесь было одно из первых на Волхове древних славянских поселений. Позднее деревня Дубовик принадлежала Гостинопольскому Никольскому монастырю. В 1583 году она отмечена в писцовых книгах как запустевшая. После шведского нашествия деревня возобновляется, и с 1646 года она постоянно упоминается в письменных источниках.
Современная деревня Лисички раньше называлась Лисичье. Она, как Пороги, принадлежала новгородскому архиепископу и попала под конфискацию, проведенную царем Иваном III. Позднее Лисичье передали в поместную раздачу служивым дворянам. Во времена опричнины деревня упоминается в письменных источниках. В 1582 году такого упоминания уже нет. После запустения в конце XVI века деревня Лисичье не возобновляется. По данным генерального межевания 1791 года на ее месте находится пустошь Лисичье.
Деревня Заполек, которая имела древнее название Заполье, имеет почти такую же историю, как Новые Дубовики. Правда, она возникла немного позднее и не имела укреплений. Деревня Заполье была разорена в ходе Ливонской войны. Она восстанавливается лишь во второй половине XVIII века. До разорения деревня принадлежала Ладожскому Никольскому монастырю. Село Петропавловское или, как его называли в старину, У Петра и Павла на Пороге встречается в письменных источниках в 1583 году. Это поселение тоже уходит корнями в более ранние века.
Зимой 1570 года Иван Грозный с опричным войском совершил кровавый поход на Новгород и Псков. Он творил суд и расправу в Новгороде полтора месяца. По самым скромным подсчетам за это время было казнено несколько тысяч новгородцев. Боярские семьи выводились под корень. Опричники убивали женщин, стариков и детей, трупы бросали в Волхов. За время этого похода Иван Грозный приказал разорить 27 монастырей, забрать у них все ценные вещи в государеву казну. Опричники свирепствовали в монастырях: убивали монахов, грабили алтари, забирали продовольствие. Не миновала эта горькая чаша и староладожские монастыри. Они поплатились за то, что в период новгородской вольницы, сепаратизма по отношению к Москве поддерживали ладожан и новгородцев, благословляли их на битвы с московским войском. Царь это помнил и мстил.
После опричнины, кровавых чисток времен Ивана Грозного Приладожский край получил некоторую передышку. Но впереди было тяжелое для России Смутное время.
Оплоты духа
Зимой 1611 года с высоты сторожевой вышки ратник пограничного острожка заметил на льду Ладожского озера странную цепочку людей, которые направлялась в сторону берега. Было видно, что они еле идут в белом безмолвии, держа путь на перезвон колоколов Никольского монастыря. Когда местные жители поспешили навстречу людям, идущим с севера, они остановились в оцепенении. Их взору предстала странная картина. Впереди шел монах в рваной окровавленной рясе. В окоченевших руках он держал икону Николая Чудотворца и вслух читал молитву. За ним, укрепляя силы, повторяли слова молитвы остальные странники. Их, полуживых, взяли на попечение монахи Никольского монастыря. А когда неизвестные гости немного согрелись и смогли говорить, то они рассказали страшную историю разорения Валаамского монастыря. Шведы напали на православную обитель, зарубили настоятеля, разграбили казну и побили многих валаамских монахов. Оставшиеся в живых под покровом ночи ушли в ледяную пустыню Ладожского озера, пробираясь на юг в сторону Сторожно, где на исконно новгородских землях служили богу их братья по духу. Никольский Стороженский монастырь дал приют валаамским монахам почти на сто лет, пока Валаамская обитель не была освобождена от шведских захватчиков во время Северной войны.
Основателем Никольского Стороженского монастыря был бывший разбойник, который грабил купцов на полноводной Свири. Он раскаялся в своих грехах, постригся в монахи и стал проповедовать слово Божье среди грабителей и мирян. На Избушечном мысу он основал обитель, своими руками построил часовню. В историю этот подвижник вошел как святой Киприан Стороженский.
Монастырь в Сторожно просуществовал с начала XVI века до 1778 года. Его Никольская церковь была переведена в приходскую. В 1833 году из-за малочисленности прихода ее приписали к Загубской Спасо-Преображенской церкви. За последние годы неоднократно предпринимались попытки восстановить запущенный храм в Сторожно, обрести мощи Киприана Стороженского. Но они закончились неудачей.
Самым известным в южном Приладожье был Зеленецкий Троицкий мужской монастырь. В старину его называли Мартириева Зеленая Пустынь. Мартирий обошел разные монастыри и пустыни, но везде его угнетало многолюдство и суета. По совету своего ученика Авраамия Мартирий избрал для своей жизни прекрасный зеленый остров среди топких болот. На этом острове подвижник построил для себя одну хижину. Так в середине XVI века был заложен известный в России мужской монастырь. К отшельнику нашли дорогу набожные труженики, некоторые из них поселились с ним на Зеленом острове. Тогда преподобный Мартирий устроил для 184
обшей молитвы часовню, поставил деревянные кельи и ограды. Обитель быстро обрела славу. Многие новгородские бояре и купцы жаловали дорогие подарки. С помощью московского купца Федора Дмитриевича Сыркова Мартирий построил на острове церковь Благовещения. В кратком истори-ко-статистическом очерке о Троицком Зеленецком мужском монастыре, который был выпущен в Твери в 1904 году, последующие события были описаны так: «Новособранная братия просила Преподобного Мартирия принять сан священника и игуменства. Мартирий соизволил, и был посвящен в Великом Новгороде в сан иерея и игумена».
В 1558 году Россия вступила в Ливонскую войну, которая продолжалась до 1583 года. В связи с этим создание системы укрепленных пунктов на северо-западных рубежах было особенно актуально. Помимо крупных монастырских комплексов, в глухих уголках южного Приладожья было основано и восстановлено значительное количество монастырей. Они должны были приютить и обогреть беженцев, пострадавших от войны, своей хозяйственной деятельностью оживить экономику края. Именно в этом направлении и делала первые шаги вновь образованная пустынь.
В 1595 г., во время поездки своей в Москву, Мартирий остановился в Твери по просьбе жившего там царя Касимовского и великого князя всея Руси, впоследствии великого князя Тверского Симеона Бекбулатовича, у которого был при смерти сын Иоанн. Положив на грудь больному царевичу образ Богоматери, Преподобный возвратил его к жизни. В знак благодарности Симеон умолил Мартирия принять значительные приношения на построение в его обители каменного храма в честь образа Пресвятой Богородицы Одигитрии Тихвинской с приделом во имя св. Иоанна Златоуста. Царь Симеон всю жизнь был ревностным почитателем и щедрым вкладчиком Троицкого Зеленецкого монастыря. ..далее 




Все страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
Hosted by uCoz